Кир Булычёв: Электронная Библиотека

Произведения Кира Булычёва

Цикл "Гусляр"

Навигация по страницам: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Жизнь за трицератопса

/>- Конечно!
- Мы сообразили, что стенку между пещерами нам никогда не прошибить.
Что делать будешь? В город бежать за ломами? А что если вы за это время
задохнетесь?
- Мы были к этому близки, - признался Минц.
- И тут мы слышим - народ шагает, - сказала Марина.
- Притом многочисленный и хорошо снабженный для раскопок.
Народ, о котором шла речь, между тем начал собираться в дорогу.
Люди, спасшие Минца, подходили к нему по очереди, жали руку, желали
здоровья и счастья в работе и личной жизни.
- Ну, мы пошли, - говорили они, - работа не ждет. Человек должен сам
ковать свое счастье.
Один за другим люди потянулись к дырке в стене и исчезли в темноте.
- Кто же они? - спросил Минц.
- Кладоискатели, - ответил Удалов. - Отсюда километрах в десяти
проходит симпозиум кладоискателей. Со всей России съехались.
- Но почему у нас? - удивился Минц.
- С каждой находки - поступление в городскую казну, - раздался голос
Лебедянского. - У нас здесь открытая кладоискательская зона.
Привлекаем капиталы.
- Но их-то что влечет?
- Ох, Лев Христофорыч, - вздохнул Удалов. - Забыл, что ли, про
разбойника Крутояра, который зарыл под обрывом реки Гусь у Гавриловой
заимки по-над Ксенькиным омутом свой сундук с драгоценностями во второй
половине восемнадцатого века?
- Но это же легенда!
- Для кого легенда, а для других - трезвая реальность, - ответил
Удалов. - Не читал ты в газете "Гуслярский триколор" о находке по-над
Ксенькиным омутом кольца со смарагдом? Крупнейшие специалисты исследовали
кольцо и постановили, что оно принадлежало поэту Гавриле Державину,
которого крутояровцы ограбили в мае 1768 года, оставив ему только шапку,
чтобы не застудил своего главного дарования.
- Нам повезло, что мы столкнулись с кладоискателями в лесу, - добавила
Марина. - К счастью, на симпозиуме будут проходить практические занятия, и
каждый, кто прибыл сюда, нес ледоруб или кирку. Так что спасли вас в
мгновение ока.
Аркадий помог подняться Лебедянскому, который чувствовал себя слабым и
подавленным.
Минц в последний раз кинул взгляд на пещеру, придавленную рухнувшим
потолком...
- Десять негритят пошли купаться в море, один из них утоп, -
пробормотал профессор.
В следующей пещере Минц остановился и стал с помощью воображения
представлять себе, каким же был динозавр, испарившийся здесь пятьдесят
миллионов лет назад.
Он оказался крупнее предыдущего, на спине у него был гребень - можно
было угадать это по щелям, протянувшимся вереницей на потолке.
- Наверное, стегозавр, - предположил Минц. - Надо нам будет сегодня же
обследовать все пещеры холма и снять его план. Как вы думаете, Анатолий
Борисович, вы сможете выделить нам для этого специалистов?
- Если буду жив, - ответил мэр.
И с ним никто не стал спорить, потому что вспомнили об опасности,
поджидающей всех в городе.
Потом Минц произнес:
- И все-таки интересы науки должны стоять на первом месте.
Вскоре они выбрались наружу. Минц зажмурился от света, показавшегося
ему ослепительным. Лебедянский вообще потерял равновесие и чуть было не
рухнул на землю.
Потом они побрели к дороге.
Но далеко уйти не смогли.
Посреди тропинки, опираясь на алюминиевые палки, стоял ветхий горбатый
старик в сильных очках.
- Э, - произнес он, - молодые люди... вы не скажете, как можно пройти к
динозаврам?
- Академик Буерак! - воскликнул Минц. - Какими судьбами?
Пришлось возвратиться в пещеру, потому что стыдно было сказаться
усталыми, когда древний старец добрался до Гусляра, чтобы ознакомиться с
открытием.
С неожиданной резвостью старик-палеонтолог полез по пещерам. Даже при
слабом свете фонаря, даже в очках в шестнадцать диоптрий он умудрился
сделать несколько важных открытий касательно шерсти, пластин, когтей и
даже зубов помпейской породы ящеров.
В город он идти не хотел - предпочел ночевать в пещере, чтобы не
отвлекаться от работы. И когда Минц стал уговаривать его отдохнуть, он
ответил решительно:
- Отдых нам только снится. В моем возрасте приходится ценить каждую
минуту.
Они ушли в город; академик Буерак махал им сморщенной рукой.
Глава 7
Лебедянский не отставал от Минца. Он полагал, что пока рядом Лев
Христофорович, жизнь его почти в безопасности. Хотя угадать, на какие шаги
решится дядя Веня, было трудно.
А город кипел.
Многие уже знали о покушении на Минца и Лебедянского, некоторые,
особенно демократы, выражали сочувствие. Другие отводили глаза, полагая,
что теперь дни мэра сочтены - раз его крыша поехала в другую сторону.
Как ни странно, хотя о подробностях покушения судачил весь Великий
Гусляр, сам дядя Веня не знал, что его враг остался в живых, а жена
Анатолия Борисовича Катерина не догадывалась о провале покушения, ею же и
спровоцированного.
Лебедянский дошел с Минцем почти до его дома, а потом дворами,
огородами и аллеями городского парка пробрался к себе. Там он отсиживался
в кустах, наблюдая за входом.
Через час он перебежками добрался до подъезда и стремглав через три
ступеньки вознесся на третий этаж.
Он открыл дверь своим ключом.
Дочь, светоч родительских глаз, была дома и закричала с порога:
- Ну как, откопал динозавра?
- Динозавр скоро будет, - ответил папа и, отстранив девочку, пробежал
на носках в большую комнату, где Катерина сидела перед телевизором -
крепкие ноги во весь диван, сигарета в зубах, стакан с джином в руке. Она
вовсю пользовалась тем, что муж уже убит и больше не придется скрывать
свои пагубные привычки.
- Ральфуша? - спросила она, не отрывая взгляда от телевизионного
экрана. - Ты заставляешь себя ждать, кобель паршивый. Ну иди сюда,
животное.
Катерина протянула могучую руку в сторону двери, и Лебедянский еле
удержался, чтобы не плюнуть в нее.
Вместо этого он сделал еще шаг и перекрыл собой экран телевизора.
Нетрезвый взгляд жены медленно пополз по его некрупному телу, и
судорога недовольства исказила лицо супруги мэра.
- Как же так? - спокойно спросила она. - Мне же слово дали, что с тобой
покончено.
- Со мной не покончено, - так же спокойно ответил Анатолий Борисович, -
как не покончено со свободолюбивым и трудолюбивым русским народом. Не
выйдет!.. А с такими, как ты и твой так называемый дядя, мы поступим не
только по закону, но и по справедливости.
Тут нервы Катерины не выдержали. Женщиной она была подлой, но
эмоциональной, то есть склонной к слезам.
- Не убивай! - закричала она и поползла на коленях к Лебедянскому.
- Не дождешься, не убью! - воскликнул мэр. - Только признайся, что вы
вместе с дядей всю эту подлость спланировали.
- Ну какое тут может быть планирование, - возразила Катерина, продолжая
ползать. - Нервная женщина пожаловалась близкому родственнику на
невнимание мужа - всего делов-то.
Катерина лгала, но Лебедянский узнал все, что хотел. Сомнений в том,
что его убийство было организовано дядей Веней, не осталось.
Он замер, размышляя, каким должен быть его следующий ход.
Но тут дверь отворилась, и вошел охранник дяди Вени по имени Ральф.
Мать его была женщиной, а отец ротвейлером. Поэтому и внешность, и
хватка у него были соответствующие. Говорил он редко и с трудом.
Ральф изумленно зарычал, увидев живого Лебедянского. Сам ведь взрывал.
Мэр понял, что второе покушение на его жизнь окажется удачным, и потому
ринулся в открытое окно третьего этажа. От травм его спасло только то, что
он упал на крышу джипа, в котором приехал Ральф.
Крыша прогнулась и приняла в себя Лебедянского, как в колыбель. Мэр
вылез из колыбели и, прихрамывая, побежал со двора. Ральф высунулся в окно
и звонко лаял ему вслед.
В несколько минут Лебедянский добежал до мэрии.
Рабочий день кончался, и в коридорах было пусто.
Задержавшиеся чиновники с удивлением глядели на главу города, который
несся к своему кабинету. Ходили слухи, что его убили наемные киллеры, да
вот, оказывается, слухи оказались ложными.
Миновав секретаршу, Лебедянский вбежал в кабинет и кинулся к телефону.
Он набрал прямой номер губернатора.
Номер не отвечал. Губернатор уехал на примерку костюма, который шился к
приезду в область Филадельфийского симфонического оркестра.
Лебедянский раскрыл спецкнижечку и нашел телефон Кремля.
- Ждите ответа, - попросили Лебедянского. Потом музыка проиграла
несколько тактов мелодии Гимна России, и другой приятный голос сообщил: -
Президент Российской Федерации не может сейчас ответить на ваш звонок.
После третьего гудка прошу оставить ваше послание.
Лебедянский выпрямился - все-таки разговариваешь с президентом - и
доложил:
- У аппарата Лебедянский. У меня сообщение государственной важности.
В окрестностях Великого Гусляра найдены динозавры. Повторяю: не скелеты
и не останки, а точные отпечатки динозавров в полный рост, что является
мировой сенсацией и принесет нам с вами славу и бессмертие. Однако черные
силы олигархии уже тянут свои руки к народному достоянию. Прошу вас
немедленно прислать в Великий Гусляр надежные воинские части, а также
охрану для меня лично. - Лебедянский задумался, все ли сказал. Он уже
готов был повесить трубку, но вспомнил и закричал: - Главное - устроить
заповедник.
Сохранить все для потомков! Вы меня понимаете?
Но автоответчик на это ничего не ответил.
Лебедянский опустил трубку.
И тут же телефон зазвонил.
Неужели президент так быстро вернулся?
Лебедянский схватил трубку.
- Это ты, Толик? - раздался голос дяди Вени.
- Я.
- Ты чего же меня о
Навигация по страницам: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.
Яндекс.Метрика