Кир Булычёв: Электронная Библиотека

Произведения Кира Булычёва

Публикации о Кире Булычёве

Навигация по страницам: 1 2

СТАРЕНЬКИЙ ИВАНОВ

в Академий наук, но не ученым, а исполнителем в
Президиуме. Тогда случился казус: к нам в страну приехала Высокопоставленная
делегация из недружественной страны, чтобы ознакомиться со Сталинским планом
преобразования природы. Для Делегации был выделен специальный участок, где
должны были колоситься поля, огражденные буйными лесными посадками. Однако
за день до отъезда делегации стало известно, что посадки, созданные на
принципах внутривидового сотрудничества и взаимопомощи, завяли, а поля,
засеянные ржаной пшеницей, перерожденной из яровой, пусты. Ни остановить
делегацию на правительственном уровне, ни пустить ее в сторону, не удалось.
Тогда тот академик, который придумал дружбу между деревьями, отыскал Ивана
Ивановича и обещал ему премию.
Иван Иванович, как он мне признался,взял географическую карту того
района и выяснил, что выше его находится большая плотина. По согласованию с
академиком и другими лицами он предложил выход. Он сам отправился на ту
плотину и в нужный момент открыл все ее створы. Река, разлившаяся по полям и
лесным полосам, нечаянно утопила иностранную делегацию, а также несколько
деревень. Были принесены соответствующие извинения за стихийное бедствие.
Больше подобные делегации не ездили. Иван Иванович получил свою премию, но
был строго наказан за самоуправство и три года провел в лагерях строгого
режима.
Денег оттуда он семье не посылал, потому что дочь уже достигла
совершеннолетия, и никто не ждал от отца вестей. В то же время он четырежды
получал в лагере премии. В первый раз за то, что исполнил просьбу начальника
лагеря экономить ватники заключенных, которые за пятилетку изнашивали ценную
одежду до дыр. Он предложил совместить борьбу за экономию ватников с
экономией питания. Двойная экономия привела вскоре к тому, что ватники стали
освобождаться от содержимого вдвое быстрей, а из сэкономленных продуктов
удалось выделить премию Иванову в виде пирожка с повидлом.
Иванов был освобожден досрочно. Он не изменился, лишь облысел. Обиды ни
на кого не таил, так как все премии, которые ему были обещаны, как до
ареста, так и во время жизни в лагере, он получил.
Я пропускаю здесь несколько лет плодотворной работы Ивана Ивановича.Но
надо сказать, что за эти годы он получил более двадцати премий, и репутация
его настолько укрепилась, что его стали использовать в самых различных
областях хозяйства.
Однажды судьба свела его с бывшей женой Соней.
Проблема, стоявшая перед проектировщиками большогокомбината в
Запорожской области, заключалась в том, что комбинату требовалось много
воды, а воды было мало. Пригласили Иванова. Обещали премию.
Иван Иванович решил, что посетит во время этой командировки свою семью.
Семья встретила его прохладно. Дочь была замужем и отца не узнала. А Соня
узнала, но не обрадовалась. Чтобы не тратиться на гостиницу, в которой были
номера лишь по три рубля, тогда как командировочные Ивана Ивановича
предусматривали оплату в размере полутора рублей, Иванов решил переночевать
в домике у Сони.
Ему постелили у окна на диване.
Утром Иван Иванович проснулся от звона цепи. Его жена набирала воду из
колодца. Он встал, подошел к колодцу и увидел, что до воды метров десять.
Попрощавшись с Соней, Иван Иванович отправился в Запорожье и узнал у
специалистов, что в том районе есть большая подводная линза, Из которой и
черпают воду местные жители. Иван Иванович обрадовался, вернулся в Москву и
там сообщил, что воду для комбината можно найти, если выкопать возле него
колодцы глубиной в пятьдесят метров и качать воду прямо из линзы.
Некоторые специалисты подняли шум, уверяя, что этим будет ликвидировано
местное сельское хозяйство. Однако они не знали, как суров становится Иван
Иванович, когда дело идет о заслуженной премии. Он смог пробиться к
министру, и комбинат получил воду, а Иванов премию. Четыре близлежащих
района области были выселены, так как невозможно возить воду в цистернах для
ста пятидесяти тысяч семей.
Когда в другом министерстве, которое прознало о способностях Ивана
Ивановича, решено было повернуть на юг северные реки и таким образом
насытить влагой поля юга, исполнителем пригласили Иванова. Иванов уже стал
пожилым человеком. Он получил отдельную однокомнатную квартиру, где повесил
фотографию мамы и почетные грамоты, но жениться снова не стал.
Ученые и любители старины сильно возражали и рвались в кабинет к
министру, чтобы объяснить, почему нельзя губить север ради спасения юга.
Иван Иванович добился в министерстве, чтобы другим ученым,которые будут
доказывать обратное, тоже дали премии. Другие ученые, узнав о премиях, стали
доказывать общественности,что опасения первых ученых напрасны. Тем
временем, пока никто не мог разобраться в споре, Иванов дал сигнал
бульдозерам и экскаваторам двинуться на север,где они срочно прокопали
каналы. Эта борьба, закончившаяся победой Ивана Ивановича, заняла три года.
Но для Иванова не прошла бесследно. Он получил премию в размере ста двадцати
рублей. И смог купить красивый импортный торшер.
Еще пятьдесят рублей премии он получил за то, что ему удалось уничтожить
озеро Байкал. А потом шестьдесят пять - за ликвидацию Аральского моря.
Газеты и журналы метали громы и молнии в министров и академиков, полагая,
что это они уничтожают природу и культурные ценности. Что из-за их
легкомысленных, корыстных и даже преступных действий нашим детям нечего
будет есть и нечем дышать. Но никто не метал молний в Ивана Ивановича,
потому что он был совершенно незаметен. И никто так и не догадался, что
именно его страсть к получению небольших, честно заработанных премий и есть
главная причина упадка нашей цивилизации.
На рубеже девяностых годов Иван Иванович, согбенный возрастом, собрался
уйти на пенсию. Но тут его вызвал к себе сам Петрищев.
- Иван Иванович, - сказал Петрищев. - Как ты знаешь, народ у нас за
последние годы очень разболтался. Все труднее строить новые заводы, так
нужные нашему министерству для выполнения плана. Мы, конечно, не возражаем с
тобой против охраны окружающей среды.
- Нет, не возражаем, - сказал Иванов. Петрищев налил в стакан воды из
графина, подошел к подоконнику и лично полил стоявшие в горшках цветы.
- Боюсь, что златогорский комбинат нам не дадут пустить. И тогда мы не
реализуем ассигнования.
- Плохо, - сказал Иванов.
- Мне хотелось бы дать тебе премию, Иванов, - сказал Петрищев. - И
немалую. Рублей в сто. Как ты на это смотришь?
- А чем они мотивируют?
- Ах, не говори. Типичные демагоги. Говорят, что дым этого комбината
уничтожит воздух над европейской частью территории нашей страны.А это -
преувеличение.
- А премия когда будет? - спросил Иванов.
- Сразу, как только задымят трубы комбината. Удивительная сила духа и
упорство крылись в этом немощном на вид старичке. Не прошло и шести месяцев,
как, несмотря на протесты общественности, на три специальных постановления
правительства и даже резолюцию ООН, златогорский комбинат дал первый дым.
Вскоре половина человечества была вынуждена перейти в газоубежища.
Премию Иван Иванович получил вместе с противогазом.Он отложил ее на
черный день и переселился в газоубежище. Там мы с ним и познакомились.
Длинными вечерами Иван Иванович дребезжащим голосом рассказывал мне о своей
жизни, и постепенно я стал понимать, какую громадную, неоцененную роль он
сыграл в жизни нашего государства. Я сказал ему об этом, и Иван Иванович
удовлетворенно кивнул. А на следующей неделе, когда из-за кислотных дождей
никто не мог выйти из газоубежища, мы с ним занялись подсчетами. Оказалось,
что за свою жизнь Иван Иванович получил в общей сложности сто сорок две
премии общей суммой в восемь тысяч тридцать два рубля. Это помимо зарплаты.
Затем мы с ним стали подсчитывать, во сколько его деятельность обошлась
стране. Без ложной скромности Иванов согласился на мои неполные выводы:
восемнадцать триллионов с хвостиком. И каждый новый день, сколько бы их ни
осталось до конца света, стоил не меньше шестнадцати миллиардов.
- Что ж, внушительно, - сказал старенький Иванов. Впрочем, эти цифры на
него не произвели большого впечатления, потому что были абстрактны. Я сужу
об этом, потому что за последующие дни он ни разу не вспомнил о них,зато
как-то утром растолкал меня, чуть не свалил с раскладушки.
- Послушайте, - шептал он. - Мы ошиблись. Я забыл о трех премиях. Общая
сумма - восемь тысяч триста тридцать шесть рублей.
Вот так-то! Вчера Иван Иванович покинул нас. В полдень в газоубежище
вошли три человека в галстуках и противогазах. Они долго шептались с Иваном
Ивановичем. Наконец, один из них внятно произнес:
- Премию вам гарантирую.
Иван Иванович подмигнул мне и ушел вместе с ними, натягивая противогаз.
Уже третий день я жду конца све...
04.10.2001 14:40

Навигация по страницам: 1 2
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.
Яндекс.Метрика