Кир Булычёв: Электронная Библиотека

Произведения Кира Булычёва

КОРА ИЗ ИНТЕРГПОЛА

Навигация по страницам: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Последние драконы

тобы сама не открывалась.
- Хорошо, я потом осмотрю загоны, - сказала Кора, с завистью думая, как
хорошо было бы здесь молодым женам комиссара Милодара. Ведь они синхронные
пловчихи, у них носы зажаты прищепками. Им что смрад, что аромат - один
черт.
Процессия направилась к следующему пустовавшему загону, и
драконокормилец, уперев пузо в решетку, внятно прочел биографию и габариты
следующего дракона, судя по рисунку, отличавшегося от первого лишь цветом
- родился темненьким. Мери уверенно повторил текст на плохом русском
языке. Мысленно Кора его несколько раз поправила, дивясь лени или
бездарности переводчика.
Решетка третьей клетки была снабжена засовом и висячим замком.
- Он там, - сообщил кормилец.
Все остальные служители Загона согласно наклонили бородатые головы,
качнули соответствующими случаю шляпами. Дракон был там.
Его загон ничем не отличался от прочих, если не считать большой кучи
зеленого кала, лежавшего у маленького водоема. Это придавало загону
обжитой уютный вид.
- Дракон Смирный, - сообщил кормилец, но прижиматься к решетке не стал,
а читал текст на табличке, отступив от решетки:
Дракон восточный обыкновенный.
Возраст восемьдесят два года.
Окрас бурый с оранжевыми подпалинами.
Размах крыльев девятнадцать метров.
Отличается недоверчивым нравом.
Крайне опасен.
Что скрывалось за недоверчивым нравом. Кора узнала тут же, как
завершилось чтение. Дракон, видно, решил показаться гостье.
Из широкого пятиметрового жерла пещеры послышалось сдержанное рычание,
похожее на раскат отдаленного грома. Гром стал приближаться, и затем из
пещеры вырвалась струя светлого, но страшно вонючего дыма. И наступила
долгая пауза.
Люди молчали. Дракон тоже не спешил. Может быть, приглядывался к Коре -
по крайней мере, ей показалось, что сквозь клубы дыма она видит сверкание
желтых яростных глаз.
- Ну, давай, давай, - тихо сказал дракону переводчик Мери, будто сам
никогда раньше не видал драконов.
И тогда дракон выпрыгнул на площадку. Выпрыгнул, вылетел, выскочил -
любое сравнение будет бессильным перед той вспышкой энергии, которая
исходила из закованного в каменную чешую рыжего с оранжевыми подпалинами
чудовища.
Правда, о подпалинах Кора в тот момент не думала. Ей показалось, что
рассерженный дракон Смирный сейчас разнесет ко всем чертям жалкую решетку
ограждения и сожрет агента ИнтерГпола и всех служителей зоосада, включая
своих дорогих кормильцев.
Не в силах остановить свое неумолимое движение, дракон пронесся через
весь загон и врезался челюстью и грудью в ограду, которая затрепетала,
словно шелковая сетка, - но, правда, удержала чудовище.
Увидев, что решетка устояла и презренные муравьи, именуемые людьми,
остались целы (хоть и умчались прочь), дракон закрутился по площадке,
поднимая густую пыль, затем поднял повыше украшенный острыми шипами хвост
и принялся увеличивать зеленую кучу.
- Жаль, что наш ветеринар по драконам уволился, - вздохнул кормилец,
который пережидал атаку дракона рядом с Корой у пустого загона. - Третий
день несварение желудка. Я уж его, крокодила, кормлю-кормлю!
Ничего не помогает.
- Он кормит, - откликнулся из пустого газетного киоска десципон. - У
нас все поставлено на щедрую ногу. Вы не представляете, скольким
приходится жертвовать ради наших зверьков.
Последнее слово он произнес громко и певуче. Каким-то образом дракон
услышал голос начальника Загона и пустил в его сторону тонкую серую струю
дыма, которая достигла десципона. Его лицо и руки почернели, и старичок с
жалобными криками убежал прочь.
- Иногда мне кажется, - произнес кормилец, медленно поднимаясь на ноги
и помогая подняться Коре, - что эти твари что-то соображают. Но вообще-то
они безмозглые.
- А как считает наука? - спросила Кора.
Служители и хранители тоже поднимались из пыли, отряхивались и при том
сквозь зубы, но внятно хулили дракона, который не обращал на них никакого
внимания. Судя по всему, его мучили колики. Оттого он пускал дым, издавал
звуки и рычал.
- Продолжим экскурсию? - задорно спросил толстый драконокормилец.
- Они все такие? - спросила Кора.
- Другие крупнее, - ответил кормилец.
- Ах, - произнес откуда-то издали бородатый десципон. - Наша гостья,
наверное, уже устала и хочет передохнуть. Давайте пригласим ее в нашу
скромную столовую для сотрудников.
- Я полагаю, что руководство Загона совершенно правильно поднимает
вопрос о заботе о нашей гостье. От имени правительства я полностью одобряю
это решение, - заговорил где-то скрывавшийся ранее Мери.
Никто не обратил внимания на филиппику Мери, а Кора, преисполнившись
гордыни, решила не подчиняться этой несмелой публике. Ее задача
заключалась в поисках драконов, а не в дружбе с десципонами.
- Большое спасибо, - сказала Кора, поднимаясь с земли и отряхивая с
платья пыль. - Однако, к сожалению, я вынуждена отложить на некоторое
время радость общения с вами. Мы еще не обошли все клетки и загоны.
Общий стон разочарования был ответом Коре, но она умела игнорировать
мужские мольбы. Дракон Смирный повернул жабью голову и оскалился.
Желтый глаз горел, как огонек зажигалки. Какое счастье, что я
послушалась Милодара, подумала она, и оставила котика с бабой Настей. Ведь
попади он сюда, кинулся бы меня защищать - и не было бы у меня котика.
Третий загон также был пуст, и Кора отложила на будущее читку
сопроводительной таблички. Она знала уже, что из семи драконов четыре
пропали бесследно, а три все еще находятся в Загоне. Одного она уже
видела. Остальных обязана была увидеть. Ведь прежде чем выяснить, как
драконы пропадают, сыщик должен понять, насколько хорошо их охраняют и
возможно ли их украсть. Следующий шаг - понять, кому это выгодно.
Пока Кора рассуждала таким образом, все хранители и кормильцы уже
поднялись на ноги и нехотя потянулись за Корой, которая подошла к клетке,
на которой была надпись:
Дракон королевский, гибридный.
Самка Ласка.
Возраст пятьдесят лет.
Масть белая, в крапинку. Глаза голубые.
Уникальный экземпляр.
Размах крыльев двадцать метров.
Горда. Не кормить, не дразнить.
На этот раз пришлось долго ждать, прежде чем дракониха проснулась и
соблаговолила выйти. Служители и руководители Загона кричали на нее,
звали, умоляли, обещали лакомства, угрожали - но из черного зева пещеры не
раздавалось никаких звуков.
- Может, тоже исчезла? - неуверенно спросил десципон, но кормилец
отрицательно покачал головой:
- Я ее сегодня видел, бегала по загону, клянчила. Вы же знаете ее нрав.
- Отвратительный нрав, - согласился десципон.
Кора не вмешивалась, ей хотелось стать незаметной, своей, обычной -
тогда и только тогда она сможет заглянуть в души людей. Ведь как бы ни
исчезали драконы, почти наверняка у преступников были сообщники в самом
Загоне - иначе сюда не проникнешь и не выведешь дракона.
Правда, наглядевшись на Смирного, Кора вообще усомнилась в том, что
возможно куда-то вывести дракона, способного погубить взвод
тяжеловооруженной пехоты.
- Слушай, кормилец, - сказал первый десципон, почесывая узкую жидкую
бороденку, - а сбегай-ка ты на кухню и принеси оттуда...
- Каши?
- Нет, мяса.
- О нет! - вырвалось у одного из смотрителей.
- Пока еще я здесь начальник, - вскричал десципон. И, отстегнув от
пояса связку ключей, он протянул ее толстому кормильцу, произнеся:
- Желтый, большой - от холодильника.
- Что едят драконы? - спросила Кора.
- Маленьких непослушных детишек! - весело откликнулся толстый кормилец
и побежал прочь.
Из пещеры так никто и не появлялся.
- Зря вы такая настойчивая, - сказал переводчик. - Вам же надо с этими
людьми работать в тесном контакте. А если они вас невзлюбят?
Вскоре появился драконокормилец. Он нес вилы с насаженным на них куском
мяса размером с ботинок.
Почему-то его появление вызвало приступ печали среди стоявших вдоль
решетки сотрудников Загона. Чего нельзя было сказать о драконе.
Со страшным ревом из пещеры выскочила дракониха Ласка - существо в
самом деле необыкновенное и прекрасное в своем пресмыкающемся уродстве,
белое, в синий горошек, словно одетое в любимый парижский сарафан Коры,
большие голубые глаза сияют, красный рот приоткрыт, и розовый язык
размером в матрас нервно облизывает ровные пики белых зубов...
- А сколько они живут? - спросила Кора шепотом у переводчика, глядя,
как кормилец просунул вилы сквозь решетку, а Ласка несмело, будто не
верила своему счастью, приблизилась к решетке с той стороны.
- Сколько они живут? - передал переводчик вопрос Коры одному из
десципонов.
- До четырехсот лет, - ответил десципон. - У нас в крайней клетке
долгожитель. Триста пятьдесят. Но он чаще всего спит.
- Значит, Ласка совсем еще ребенок, - произнесла Кора.
Никто не возразил.
Большой белый ребенок вблизи оказался не столь прекрасен, как при
первом взгляде. Покрытые чешуей бока дракона ввалились, живот практически
прилип к хребту, ноги и брюхо измазаны в помете, а движения дракона были
неуверенны - казалось, что эта юная громадина вот-вот упадет.
- Что с ней? - спросила Кора. - Вы ее не кормите, что ли?
Никто ей не ответил. Вилы дрожали в руках толстого кормильца. Не доходя
двух шагов до решетки, Ласка вытянула вперед длинную шею и сложила
трубочкой губы. Дотянувшись до мяса, она резким движением выбросила вперед
язык, сорвала мясо с вил и кинула в пасть. Затем, к удивлению Коры,
которая думала, что Ласка проглотит этот кусок мяса, словно муху,
Навигация по страницам: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.
Яндекс.Метрика