Кир Булычёв: Электронная Библиотека

Произведения Кира Булычёва

КОРА ИЗ ИНТЕРГПОЛА

Навигация по страницам: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Последние драконы

ерь приоткрылась.
- Вот видите, - укоризненно произнес десципон. - А вы говорили!
Десципон откинул полу сюртука, и Кора увидела, что к поясу прикреплен
длинный электрический фонарь. Он отстегнул его.
- А вдруг он на вас накинется? - спросила Кора. Ей неприятно было
стоять у приоткрытой двери в клетку дракона.
- Не говорите глупостей! - Директор включил фонарь и, светя перед
собой, пошел к пещере. Луч фонаря был ярким и узким - он пронзил темноту
пещеры, и Кора убедилась, что пещера пуста. А больше дракону было негде
спрятаться.
Кора сказала директору:
- Я попрошу вас дальше не идти. Здесь могут остаться следы преступника.
- Какие, к черту, следы! У нас из семи драконов всего два осталось!
Завтра меня уберут на пенсию. И заслуженно.
- И тем не менее, - попросила Кора так, что десципон не смог отказать в
этой просьбе, - оставайтесь здесь, заприте клетку и никого не пускайте
внутрь.
Под светом фонаря расплывшаяся зеленоватая плюха навоза засверкала
бриллиантами. Вонь от нее шла несусветная.
Десципон сопротивлялся еще три минуты. Больше всего его огорчало то,
что коллектив драконьего загона пил водку и танцевал, в то время когда
украли дракона.
Потом он отдал ключ Коре.
Они вернулись в административный корпус, чтобы сообщить о пропаже в
полицию. Кора подняла сонного и плохо понимавшего, чего от него хотят,
начальника столичной полиции, чтобы тот установил посты на основных
дорогах, ведущих из столицы в Миандрию и к горам. Они должны были
осматривать очень большие фургоны и платформы.
Начальник полиции был уверен, что ничего в них не найдут.
И, конечно же, не нашли.
5
Кора была уверена, что стоит ей добраться до номера, она тут же заснет.
Ничего подобного.
Было не поздно, но портье улегся спать на диванчике в холле, накрывшись
серым солдатским одеялом. Когда Кора разбудила его, он долго не мог
сообразить, где находится и зачем этой женщине понадобились ключи. Потом
он долго искал ключ и вспомнил, что он у коридорного. Коридорный ушел
домой. Искали дубликат ключа. В номере явно кто-то уже пошуровал, к
счастью, видно, служба безопасности, а не воры: вещи перевернули, но
оставили на месте. Пропал только очень нужный аппарат "ищейка", который
мог выслеживать жертву по запаху.
Видно, его приняли за порнопередатчик.
Пошатываясь от усталости, Кора втиснулась в душ, включила его. Вода
полилась тонкой коричневой струйкой, затем в душе что-то всхлипнуло, и
вода прекратилась.
Кора попыталась дозвониться портье и выяснить, нельзя ли пустить воду,
но тот, видно, снова улегся спать и к телефону не подходил.
Злая, как фурия, Кора улеглась в постель. Белье пахло прелью сырого
склада. Сон не шел.
Что же она узнала в Загоне? На примере долгожителя Небесного Ока она
поняла, что украсть дракона было невозможно. Калитка, сквозь которую в
клетку проник десципон, была слишком мала, чтобы пропустить дракона, а
большие ворота были закрыты на замок. Ворота в крепостной башне также были
заперты, гости с праздника уходили через маленькую калитку. Надо будет
поискать подземный туннель, подумала Кора. И тут же поняла, что эта версия
родилась от безнадежности.
Но если нельзя было увести долгожителя, то как можно было увести еще
четырех драконов, каждый высотой в двухэтажный дом, а длиной в
железнодорожный вагон? Разгадка должна быть парадоксальной, идиотской,
очевидной, лежащей на виду. Но где лежащей?
6
Коре снилось, что она летит над Крымом, сидя на шее драконихи Ласки,
опершись спиной о костяной гладкий гребень. Внизу проплывают скалы
Симеиза, кто-то знакомый машет от кромки воды, а вдоль полосы прибоя
громадными прыжками мчится гигантский домашний кот Колокольчик.
Ласка спускается ниже, норовя схватить Колокольчика острыми
треугольными зубами. Но тут перед ними обнаруживается толстая решетка,
сквозь прутья которой необходимо пролезть, иначе настигнет девятый вал
соленой черноморской воды...
Звонил телефон, старомодный, побитый, обмотанный, чтобы не рассыпался,
изоляционной лентой. Проморгавшись, Кора поглядела на часы. Три часа ночи.
Еще этого не хватало!
- Госпожа Кора Орват? - Голос чуть слышно доносился сквозь
электрические разряды. - Кто это? Кто?
- Вам звонят из полицейского управления. Вы меня слышите? Из полиции.
Да, да, из полиции. Мы нашли вашего дракона. Вы слышите?
- Это не мой дракон!
- Неважно, мы его нашли! Только он дохлый! Вы сможете приехать?
- Я здесь первый день. Как мне найти вас в три часа ночи, куда ехать?
- Мы не можем прислать за вами машину. У нас только одна патрульная,
вторая сломалась. Вы меня слышите? Семнадцатая стража Загородного шоссе.
Семнадцатая стража - вы меня поняли?
- Я ни черта не поняла.
- Мы вас ждем. Семнадцатая стража Загородного шоссе. Приезжайте, а то
протухнет.
- Его убили?
- Кого убили? Вас беспокоят из полиции, вы меня хорошо слышите?
Разъединилось...
Конечно, это мог быть шутник, но вряд ли: слишком просто и банально.
В конце концов, она не обязана ехать в три часа ночи неизвестно куда
смотреть на какого-то дохлого дракона. Ей уже достаточно драконов...
Проклиная себя, свою профессию и всех драконов, вместе взятых. Кора
поднялась, оделась и спустилась вниз.
На этот раз портье спал так крепко, что пришлось трясти его минуты три,
пока он проснулся настолько, чтобы рассказать, в какую сторону ехать к
Загородному шоссе. Но вот объяснить, где семнадцатая стража, он так и не
смог.
Кора добиралась до семнадцатой стражи часа два. Во-первых, лимузин не
заводился, во-вторых, она пропустила поворот на Главную улицу, от которой
и начинается Скотский проезд имени 5 июня, соединяющий ее с Загородным
проездом, который и дает начало Загородному шоссе. Само Загородное шоссе
было разбито грузовиками или танками так, что пускать на него нормальные
машины было преднамеренным убийством.
Километров через десять Кора увидела впереди свет фар.
К счастью, это оказался полицейский вездеход, который перегораживал
дорогу громадному, крытому брезентом фургону. Машины уперли друг в дружку
лучи фар, как будто играли в гляделки. В пространстве, залитом светом этих
лучей, покачивались давно и устало ругающиеся фигуры патрульных, которым
было приказано задерживать и проверять все фургоны на предмет нахождения в
них драконов.
При виде Коры все оживились. Полицейские потащили ее к открытым задним
дверям фургона, а шофер и низкого роста горбун с интеллигентным лицом,
который представился сопровождающим лицом, побежали следом, надеясь что-то
объяснить и втолковать.
Под лучами ручных фонарей взору Коры предстало страшное и не сразу
понятное зрелище.
До половины фургон был завален кусками мяса, недавно еще мороженого, а
теперь размякшего, потекшего черной кровью. Частично мясо лежало в
пластиковых ящиках, но большей частью вывалилось. Если это и был дракон,
то уже расчлененный на множество кусков и, конечно, освежеванный.
Горбун, поднимаясь на цыпочки, тщился всучить Коре, в которой угадал
большого начальника, какие-то бумаги и повторял, что это накладные, что у
него все в порядке, можно проверить, спросить у варрана Аурелио, но
полицейские, которые чуяли, что им попалась крупная птица, отталкивали
горбуна и кричали, что упекут его на двадцать шесть лет "манной каши".
Маленький песик, мама которого, видно, была очень мохнатой, а папа
очень кривоногим, взявшись неизвестно откуда, крутился у ног, вылизывая
кровь, что сочилась из фургона.
- Я с базы! - кричал горбун. - Это некондиция, понимаете, некондиция! В
детские садики везем.
- Это дракон, точно вам говорю, дракон, - уверял полицейский, - они его
на куски порезали, а теперь детям повезут.
- Травить вздумали! - взревел второй полицейский.
- Ни в коем случае! - откликнулся горбун. - Мы, может быть, в весе
ошиблись или не тем сортом приняли товар, но никогда никого не травили.
- Да что там смотреть, - глубоким басом загудел шофер фургона. - От
драконьего мяса любая тварь сразу сдохнет, не знаете разве? - Он показывал
на собачонку.
Горбун, сообразивши, что этот песик - его спасение, встал на цыпочки,
полез руками в фургон, стал отрывать шмат мяса от большого куска.
- Вы только посмотрите! - бормотал он.
Коре захотелось отвернуться.
Горбун оторвал все же плюху мяса, такую большую, что песику не снилось
и в сказочных собачьих снах, и вывалил на асфальт.
Все замерли, глядя под ноги, словно ждали взрыва.
- Не надо, - неубедительно проговорила Кора, - жалко собаку...
- Ничего ей не будет, - сказал шофер фургона, - ну если только
обожрется.
Собака урчала, словно заводная. Она рвала мясо, давилась, спешила
проглотить, потому что понимала, что такое счастье бродячим собакам не
положено, а если дали, то вот-вот отберут. И до этого момента надо урвать
как можно больше.
- Дракона, говорите? - Шофер фургона углядел нечто внутри своей машины,
потянулся туда - он был высоким, длинноруким человеком.
Шофер крякнул, дернул - и Кора поняла, что он держит за рог коровью
голову. Тяжелую, черную, с короткими рогами. - Это дракон, говорите?
Полицейский, который настаивал на драконьей версии, пожал плечами и
сказал:
- Могли для обмана одну положить, а так дракона везете.
Кора уже понимала, что произошла ошибка, но так как инициатором всего
была она сама, то приходилось ждать, пока все кончится. Она не спускала
глаз с собачки и соглашалась уже, что собака не собирается умирать и если
умрет, то
Навигация по страницам: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.
Яндекс.Метрика