Кир Булычёв: Электронная Библиотека

Произведения Кира Булычёва

КОРА ИЗ ИНТЕРГПОЛА

Навигация по страницам: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88

Покушение на Тесея

ся с женщиной?
- Жизненный опыт, любимая!
- О, не бросай меня, не оставляй, иди ко мне, мой старый вепрь!
- Ты совсем другая сегодня! Я тебя не узнаю! Ты трепещешь, словно
только что пойманная лань!
Но тут торжествующий счастливый крик Медеи озарил всю парадную часть
дворца. Замерли повара и поварята у своих плит, замерли кухонные мужики и
подавальщики, мойщики посуды и резчики мяса... И каждый подумал о том,
самом счастливом миге его собственной любви, который уже миновал или на
который еще можно надеяться.
Кора печально вздохнула.
Любая нормальная женщина хочет быть счастлива, как Кларисса... черт
побери, как Медея! А может, в этом и есть секрет бурной любовной сцены,
которую Кора случайно подслушала...
Какое-то время было тихо. Лишь быстрое и нежное дыхание доносилось из
царской опочивальни. Потом она услышала голос Медеи:
- Надеюсь, ты понял, возлюбленный, что они не те, за кого себя выдают?
Некоторое время Эгей тяжело дышал, приходил в себя после ласк Медеи,
потом спросил:
- Почему ты так решила?
- Ну, с этой, так называемой Корой, все ясно! - сказала она твердо.
- Никакая она не Кора и не Персефона, я отлично знаю в лицо всех
богинь, и уж тем более таких выдающихся, как богиня подземного царства.
- Вот и я подумал, - отозвался Эгей. - Слишком она молода и красива для
такой должности. Нет в ней ничего страшного. Милейшее, добрейшее создание.
- Ты, как всегда, прав, мой кролик. Но чувствую я, что наши дела никуда
не годятся, если шпионы спокойно разгуливают по дворцу и вынюхивают, что
где лежит.
- Я тебя не понял, крошка!
- А я не понимаю тебя. С твоим государственным опытом! С твоим
политическим чутьем... и так попасться! Ты что, не догадался, что этот
Тесей - искусственный человек?
- Как так искусственный?
- Тебе в женской вышивальне сидеть, а не на престоле! К тебе во дворец
пробралась парочка политических террористов! Это вовсе не люди! - В голосе
Медеи появились визгливые, кухонные интонации.
- А кто же?
- Ты Дедала помнишь?
- Еще бы не помнить, - ответил Эгей. - Великий мастер, но, по-моему,
слабый человек.
- Я бы его не назвала слабым. Есть другие слова для этого поступка.
Кора замерла, чтобы не пропустить ни слова. Ведь она в детстве читала
про Дедала и Икара. Она отлично помнила, что Дедал изобрел
воздухоплавание, что он сделал себе и своему сыну Икару крылья и скрепил
их воском, а потом велел Икару не подниматься близко к Солнцу, а то воск
растопится - и тогда молодой человек с небес упадет в море. Все
прогрессивное человечество с тех пор любит образ Икара, как человека,
устремившегося к Солнцу, даже рискуя погибнуть!
Конечно же, она об этом знала, но при чем здесь Тесей?
- Не великий мастер! - кричала Медея. - Это типичный случай сальеризма!
Если ты подонок, значит, ты не великий мастер.
Кларисса! - чуть не закричала Кора. Что ты делаешь! Сальери еще нет!
Этого понятия не существует...
- Давай не будем спорить в такой момент, - взмолился Эгей. - С тобой,
усладившей меня необычными ласками грузинских земель, я готов согласиться
во всем. Давай не будем ссориться, и если ты полагаешь, что мы имеем дело
со случаем сальеризма, то не мне с тобой спорить.
Все, поняла Кора, я схожу с ума.
- Но тем не менее я должна открыть тебе глаза на этого юношу.
- Открывай, - лениво откликнулся Эгей. Коре показалось, что он
намеревается задремать.
- Слышал ли ты когда-нибудь о том, что Дедал сделал для Миноса девять
искусственных юношей из смолы редких пород деревьев, столь схожих с
настоящими, что отличить их можно было лишь по их совершенству.
- Зачем? - удивился Эгей.
- Это - идеальные шпионы, убийцы, лазутчики. Минос ненавидит тебя за
смерть Андрогея.
- Я его не убивал. Он сам упал и умер.
- Я не спрашиваю, как он умер. Минос убежден в твоем злом умысле! Он
отбирает у Афин дань - юношей и девушек. А теперь он подослал к тебе
идеального шпиона, искусственного человека. Скажи, знаешь ли ты
обыкновенного юношу, который мог за три дня истребить почти голыми руками
всех великих и непобедимых бандитов и разбойников побережья Арголиды и
Аттики?
- Нет, о таком я не слышал.
- А видел ли ты, с какой легкостью он носит железную палицу, которую
мог бы поднять только Геракл?
- А вдруг он и на самом деле сын Посейдона?
- У Посейдона сыновья в каждой деревне, он сам не знает их числа.
Сейчас я тебе сообщу, что я дочка Посейдона. А дальше что?
- С меня достаточно того, что ты внучка самого Гелиоса, - не без
гордости возразил Эгей.
- Так что отбрось сомнения. Этот самый Тесей - шпион Миноса. Он уже
обследовал все побережье Аттики, отыскивая самые удобные места для высадки
десанта. Теперь же ты будешь эту куклу развлекать в своем дворце.
Поздравляю! Хватит с меня уж того, что весь цивилизованный мир смеется над
тем, как ты служишь этому грязному отвратительному Миносу.
- Я не служу ему... Это условия мирного договора! Они сильнее нас!
- Теперь ему мало этого! Он подослал к тебе лазутчика, чтобы забрать не
дюжину лучших, а отобрать и убить или отдать в рабство всех афинских
юношей и девушек.
Слышно было, как Медея опустила ноги на пол и возит ступнями по плиткам
пола, разыскивая в темноте сандалии.
- Что же делать? - спросил Эгей.
- Ты должен показать себя настоящим мужчиной. Ты должен плюнуть в лицо
этому мужлану. Ты должен наконец сказать "нет"!
- Но разве могут Афины сравниться по силе с Критом? Да он камня на
камне от нас не оставит!
- Трус! Старикашка! - Это говорила не Медея, а Кларисса. Афины должны
остаться в истории мира как величайший центр цивилизации.
Твоим именем должны называть моря! А кто запомнит какого-то Миноса?
Может, потому, что он вырастил в семье Минотавра, - ничего себе
наклонности! Такого изощренного разврата я не встречала даже в солдатских
анекдотах.
- Но это его боль, его беда...
- А почему мы должны за это расплачиваться? - не сдавалась Медея. -
Почему очередная подлая выдумка Дедала должна стоить жизни нашим с тобой
лучшим детям? Почему?
Эгей вздохнул и не ответил.
- Я собственными руками уничтожу этого робота! - заявила Медея.
- Кого?
- Деревянного шпиона, сделанного подлецом Дедалом.
- Моя любимая, так нельзя поступать. Тень падет на мой дом. Я не могу
нарушить законов гостеприимства.
- Какие еще в Греции законы гостеприимства? - возмутилась Медея. - Ты
что, цикуты объелся? Да здесь каждый мерзавец, вроде Прокруста, готов
затащить тебя в дом, чтобы потом отрезать тебе ноги или голову. Мы не в
Грузии, где еще поддерживаются обычаи. Опомнись. К тому же и речи не идет
об убийстве. Уничтожь игрушку! Разломай изобретение Дедала. Я даже не
прошу тебя убивать эту отвратительную дылду.
- Ты о Коре?
- О ком же еще? Конечно, об этой самозванке.
- Боги порой принимают чужой облик.
- Меня не проведешь дешевым трюком. И хватит об этом. Ты лучше поспи, в
твоем возрасте после общения с молодой женщиной надо поспать, отдохнуть.
- Ты его хочешь отравить? - спросил Эгей вполне трезвым и мирным тоном.
Чем сразу восстановил Кору против себя. Только сейчас она полагала, что
царь поддается наглому нажиму царицы, которая бьется за своего
сына-наследника. Но теперь ее охватили сомнения. Так ли уж невинен и
нейтрален Эгей? Может, ему удобно, чтобы роковые решения принимала
женщина, репутацию которой уже ничем не ухудшишь?
- Я его хочу растворить, - ответила Медея. И Кора сразу насторожилась.
- Отравить можно простого человека, - продолжала Медея, есть для этого
много ядов, и я, как волшебница, все их знаю.
Но как ты отравишь деревянного шпиона? Цикутой? Смешно.
- И что ты придумала, любимая? - снова звук поцелуя. Этот
сладострастный старик уже смирился с решением Медеи, и теперь его
интересовали только детали.
- У меня есть яд, добытый из слюны подыхавшего Цербера, - сказала
Медея. - Тебе не надо знать его состава. Он растворяет те смолы, из
которых Дедал изготовил свою игрушку.
Здорово придумано, подумала Кора, прислонившись спиной к стене
коридора, потому что мимо проскользнул кто-то из слуг, таща за ногу
ягненка. Деревянный шпион. Жалеть мы его не будем. Растворяются смолы...
Как она все продумала! Но свою ли ты волю исполняешь, или ты сама игрушка
в руках Кларенса... А может, тети Рагозы?
Вдруг Кору посетила успокоительная мысль: теперь можно спокойно
отправиться в свои покои и поспать до вечера. Вряд ли Кларисса - Медея
совершит свое покушение до ужина.
Но оказалось, что отыскать собственную спальню нелегко.
Только минут через пять Кора попала в большую кухню, там сбросила серый
платок и уже в образе гостьи дома спросила у поваров, где ей положено
отдыхать. Повара об этом не знали, они были заняты, они спешили. Позвали
охрану, охрана тоже не знала. Медея, как выяснилось, заперлась в своем
тайном волшебном подвале, в который никто не смел входить, царь Эгей спал
без задних ног. Так что Коре пришлось устроиться на первом попавшемся ложе
в гостевых покоях. Все было бы хорошо, если бы через полчаса не появился
какой-то чиновник из Фив, приглашенный на обед и полагавший, что это его
комната, а раз Кора спит на его ложе, то он имеет право пользоваться ею
наравне с подголовником и покрывалом. Кора спросонья провела совсем не
известный здесь прием борьбы фу-ку-шу, и, пока визжащего от боли советника
не унесли на перевязку, она не могла уснуть.
29
Даже если бы Кора не успела выспаться, ее бы все равно разбудили. Во
Навигация по страницам: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.
Яндекс.Метрика