Кир Булычёв: Электронная Библиотека

Произведения Кира Булычёва

КОРА ИЗ ИНТЕРГПОЛА

Навигация по страницам: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88

Покушение на Тесея

му что кентавр Фол на это ответил:
- Твоя прекрасная сестра Поликаста покончила с собой.
- Это ее воля и признание вины, - жестоко ответил Дедал. - Я теперь
тоже хочу задать вам вопрос, друзья. Ведь не зря же я терпел все
обвинения, которые вы мне бросали в лицо, какими бы нелепыми они ни были.
Но скажите мне, к чему весь этот разговор? Разве дело только в обвинениях
прошлых лет?
- Мы не обвиняем тебя. Мы не суд, иначе бы ты сюда не пришел, - сказал
Хирон. - Но мы - люди, которые хотят понять смысл и связь вещей в природе
и причины человеческих поступков. Мы не стали бы разговаривать об этом с
ничтожным рабом или толстым чиновником. Мы хотим понять, совместимы ли
гений и злодейство...
Странно, я где-то уже слышала эту фразу, подумала Кора. Я ее даже
отлично знаю. Я знаю ответ: "Гений и злодейство несовместимы!" Кто же
сказал это? Гегель? Дарвин? Эйнштейн?
- Он сам упал с крыши храма, - сказал Дедал, как бы подводя итог
дискуссии.
- Можно ли поговорить с тобой, - спросил тогда Фол, - о другой женщине?
- О ком?
- О Пасифае?
- Нет! - отрезал Дедал. - Нет, нет и еще раз нет! Я покидаю ваш дом.
- Неужели ты так испугался?
- Срок давности миновал!
- У нас другие сроки, Дедал.
- Передо мной была поставлена инженерная задача, - сказал Дедал. - Мне
был брошен вызов. И я принял его.
- Так это был инженерный вызов?
- Да! Именно так.
- А Лабиринт? Тоже инженерное задание?
- Сделав первый шаг, я был принужден ко второму.
- То есть, по-твоему, эти твои конструкции сопоставимы?! - спросил
Хирон.
- Да! - Дедал поднял сжатый кулачок. Тут кентавры начали хохотать и
ржать, как жеребцы, так что сбежались домочадцы Фола и пришлось гнать их,
потому что объяснить причину смеха кентавры не могли ни женщинам, ни
детям. И лишь Коре удалось уговорить Хирона рассказать, над чем они
смеялись, и тот, несколько смущаясь, поведал ей о критском подвиге Дедала,
причем последний вовсе не был смущен, а даже подавал реплики и был собой
доволен, ибо: "Для гения нет задач мелких и неблагодарных. Для него любая
задача - одинаковый вызов!"
- На острове Крит был белый бык, - сказал кентавр, - говорят, с точки
зрения бычьей красоты, он был совершенен.
Фол фыркнул.
- Ну как, например, можно считать Фола образцом конской красоты? -
заметил Хирон, и его друг густо покраснел. Неловко, когда тебя сравнивают
с конем в присутствии красивой дамы. - Это был бык Посейдона - я уж,
честно говоря, не помню, почему он там оказался...
- Оба его друга кинулись было объяснять происхождение белого быка, но
Хирон поднял руку, останавливая их. - Важно лишь то, - продолжал он, - что
супруга царя Миноса, которую зовут Пасифаей, женщина невероятной прелести,
и притом любвеобильна так, что... - Пока Хирон искал сравнение, сам Дедал
докончил его мысль:
- Что готова переспать с пнем!
- Ну вот как грубо! - сказал Хирон, но в принципе он был согласен с
Дедалом. - Дама она уже солидная, в летах...
- Чепуха! - закричал Дедал. - Это было десять лет назад! Какие могут
быть лета?
- Ну, дама она все равно солидная, с пышными формами, родившая
Андрогея, из-за которого Крит поссорился с Афинами, а также девочек
Ариадну и Федру. И вот эта мать семейства воспылала страстью к белому
быку! - Хирон замолчал, как бы подыскивая наиболее приличные слова для
последующего рассказа, а Дедал вмешался в паузу, заявив:
- Да ты говори как есть, не стесняйся. Наша подруга знает, какая птица
приносит детей.
Дедал Коре совсем не нравился. Она привыкла к тому, что в учебниках,
книгах и фильмах все великие ученые, изобретатели и поэты - обязательно
милейшие, мудрейшие и бескорыстные люди. И если поэт Пушкин влюбляется в
какую-нибудь Керн или Воронцову, то делает это только для того, чтобы
подарить ей букет цветов, воспылать вдохновением и заодно порадовать мужа
своей музы... Конечно, это он придумал! Конечно, он: "Гений и злодейство
несовместимы!" Правда, имел он в виду не Дедала, а Моцарта.
- Хорошо, - согласился кентавр. - Я буду придерживаться безжалостных
фактов.
- Почему безжалостных? - удивился Дедал. - Любовь зла - полюбишь и
кентавра! Разве вы не слышали такой поговорки?
- Полюбишь и козла, - поправила Дедала Кора. Все засмеялись. И она сама
засмеялась, поняв, что ее поправка была неуместной.
- Пасифая начала выходить в поле, - продолжал Хирон, - когда там пасся
белый бык, и ласкала его, гладила, приносила ему всевозможные вкусные вещи
и всеми знаками, принятыми у людей, показывала, что хотела бы добиться с
ним близости. Бык был обыкновенным - бык как бык. Он не возражал против
близости, но не с Пасифаей, так как у быков нет рук, чтобы прижимать
крошек к груди.
Когда кентавры отсмеялись, заговорил Дедал:
- Давай я сам доскажу. Вызывает меня Пасифая, а я тогда только-только
на Крите укоренился, мне нужны были покровители, да и сама женщина мне
нравилась...
- Неужели и ты тоже воспользовался ее ласками? - спросил Фол.
- А чем я хуже белого быка? - удивился Дедал. - Я мужик хоть куда!
Это входило в мой гонорар.
- Ты еще и деньги с нее взял?
- Изобретатель живет на свои гонорары. Я не беру подачек. Но если сдаю
работу, то попрошу: деньги на стол!
- И что же вы придумали? - спросила Кора, чтобы возвратить Дедала на
истинный путь рассказа.
- Я посмотрел на то, как мучается несчастная женщина на лугу, стараясь
соответствовать белому быку, как она, бедная, подлезает под него, да и он
страдает... Я понял, что должен был решить проблему ко всеобщему
удовольствию. И вот что я сделал: я изготовил деревянную корову, крепкую,
гладкую, изящную с точки зрения коровьей эстетики, затем я обшил ее
коровьей шкурой... Вам понятно?
- Пока да.
- Внутри нее я сделал ложе, на которое могла устроиться царица Пасифая.
Затем проделал в дереве дырку там, где у коровы соответствующее отверстие,
и подогнал ложе Пасифаи таким образом, чтобы ее соответствующее отверстие
совпало с соответствующим отверстием в деревянной корове.
- Ну хватит, все ясно, - сказал Хирон.
- Сейчас кончаю, немного осталось, - ответил изобретатель. - Я дал
совет Пасифае: держитесь крепче и если что не так - терпите. Потом закрыл
царицу в корове, отошел и позвал быка. Вскоре белый бык появился. Он
увидел мою деревянную корову - должен вам сказать, шедевр коровьей красоты
- и буквально кинулся к ней, раздеваясь на ходу.
- Быки ничего на себе не носят, - заметил Фол. Дедал долго смотрел на
него, склонив голову набок. Фол вопросительно обернулся к Хирону.
- Дедал пошутил, - пояснил Хирон.
- Да, я пошутил, - сказал Дедал. - И мне грустно сознавать, что с
такими тупыми лошадками я дружу и даже позволяю им меня судить.
- Заканчивай свою историю, надоело, - буркнул Фол.
- А больше нечего рассказывать. Бык взгромоздился на деревянную корову,
и изнутри вскоре донесся отчаянный женский вопль. Однако я был бессилен
помочь несчастной, потому что бык вряд ли позволил бы мне вытащить ее из
деревянной коровы. Когда бык утолил свою страсть и удалился пастись, я
подошел к корове и, с некоторым ужасом, открыл окошко внутрь. Я боялся
увидеть холодеющий труп Пасифаи, но вместо этого увидел разъяренную
львицу, которая потребовала, чтобы я заставил быка возвратиться и
продолжить любовное насилие!
Дедал расхохотался подобно маленькому мальчику. Он зашелся от смеха, и
кентавру Хирону пришлось как следует шлепнуть его по спине.
- Меня чудом не поймали за этим занятием, - закончил Дедал, потому что
Пасифая заставила меня еще раз десять устраивать ей свидания в деревянной
корове, а вы попробуйте спрятать корову, когда любовное свидание
закончилось?
- Результатом этих мерзких действий Дедала... - начал Хирон.
- Не надо! Не надо навешивать ярлыки! - возмутился Дедал. Если
любовники счастливы, никогда не смей называть этот процесс "мерзкими
действиями".
- Но ты же служил ее мужу!
- Ее мужу я тоже служил. Должен тебе сказать, что для него я делал не
меньшие мерзости, чем для жены. Пойми в конце концов, вечная задача наша,
изобретателей, поэтов, ученых, писателей, - угождать самым низменным
прихотям правителей и владык. Если эти прихоти совпадают с общественным
мнением и к тому же ты славно услужил начальству, то останешься в истории,
как Гомер. Еще вопросы есть?
- Есть, - сказал Хирон. - Ты построил Лабиринт для Минотавра?
- Да, милая женщина. - Дедал вновь обратился к Коре, полагая, что ей не
известно продолжение этой истории. - От любви к белому быку Пасифая
забеременела. И как следовало ожидать, родилось чудовище.
Здоровенный младенец - все в нем как у людей, а голова бычья! Фу, какая
гадость! И как только природа терпит этих гибридов!
- Поосторожнее, Дедал, - заметил кентавр Фол. - Нас она пока терпит.
- Недолго это будет продолжаться, - сказал Дедал. - Вы же с Хироном -
исключение, а как правило - кентавры, грубые скоты, мечтающие лишь о том,
как кого-нибудь изнасиловать, а потом напиться допьяна.
Фол и Хирон не стали спорить. Помолчали. Видно, в словах Дедала
заключалась неприятная правда.
- До последнего момента Пасифая надеялась, что все обойдется и у нее
родится человеческий младенец. Но боги у нас любят пошутить, - продолжал
Дедал. - Когда Минос пришел в ужас, она поклялась ему, что белый бык напал
на нее в поле и надругался над ней. Но она испугалась сразу признаться
мужу, потому что берегла его чувства.
Неизвестно, поверил ли Минос этой лжи, но все же
Навигация по страницам: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88
Все представленные материалы выложены лишь для ознакомления. Для использования их в коммерческих целях свяжитесь с правообладателями.
Яндекс.Метрика